При каких условиях психотерапия работает

При каких условиях психотерапия работает

Этот текст был написан мной сразу после окончания обучения психологическому консультированию в МПЛ12. Мне тогда хотелось свести воедино идеи, ценности, мировоззренческие установки и проверенные многолетним опытом выводы, которыми со мной делились мои учителя и супервизоры — Юлия Зотова, Арман Бекенов, Ирина и Алексей Андреевы-Чадаевы, Светлана Дворкина, Александр Арчагов. Я пропускала их слова через себя, прикладывала к своему жизненному опыту, к своему мировоззрению, своим наблюдениям за собой и другими людьми, к открытиям, которые я делала в процессе глубокой личной психотерапии, и замечала, что эта терапевтическая позиция очень близка мне. Она легко соединялась с моими ценностями, не вступая с ними в противоречие, и находила подтверждение в моем личном опыте.

Я прекрасно сознаю, что это лишь одна из возможных точек зрения, один из вариантов, который не претендует на истинность и не является единственным. Да и как можно точно померить то, что связано с человеческой психикой, эмоциями, отношениями?! Только одним способом — клиент говорит, что ему стало легче и радостнее жить, и теперь он управляет своей жизнью, а не она им.

Так вот, записав этот текст, я начала консультировать и больше не возвращалась к нему. На днях я получила очередное подтверждение от клиента, что моя помощь ему полезна. Но главное, что на этот раз я услышала развернутое объяснение, чем именно и почему, что для него важно в моей личности психолога, и чем наши терапевтические отношения отличаются от его предыдущих, не удачных с его точки зрения опытов.

Для меня крайне важна и очень ценна обратная связь, она помогает мне двигаться по выбранному мной пути и укрепляет меня в том, что психотерапия работает. После нашего разговора я как будто собрала воедино всю обратную связь от моих клиентов и осознала, что те мировоззренческие установки, которые когда-то были для меня лишь идеями, вновь и вновь находят свое подтверждение в опыте. Меня переполняет радость, благодарность к моим учителям и клиентам и уверенность. А когда хорошего много, хочется им делиться. Делюсь.

=================

Психолог работает собой. Основной инструмент его работы — это его уникальная личность и его мировоззрение. Мировоззрение может быть любым, главное, чтобы оно было непротиворечивым.

Между психологом и клиентом создаются особые терапевтические отношения. Именно они способствуют тому, что психотерапия — работает. Поэтому так важно, чтобы между психологом и клиентом не было никаких других отношений, иначе терапия не только не будет работать, главное, что смешение отношений может нанести вред клиенту.

Поэтому первое и главное условие — границы психотерапии. Психолог и клиент встречаются в определенное время, клиент оплачивает встречу согласованной заранее суммой денег, психолог сохраняет конфиденциальность информации, полученной от клиента, и соблюдает все остальные этические правила.

Второе важное условие — профессиональная позиция психолога. Она подразумевает, что психолог доверяет себе, клиенту и процессу.

Что значит «доверяет себе»?

Психолог работает собой, своей личностью и своим мировоззрением, которые ему хорошо известны и понятны.

Доверяет своим знаниям, опыту и навыкам.

Замечает, осознает и отделяет свои чувства и состояния от чувств и состояний клиента. Если я, психолог, во время сессии выпадаю из профпозиции, я тоже это замечаю и быстро в неё возвращаюсь.

Сознает свои личные и профессиональные ограничения и не берет в работу клиентов, которым не может помочь. И экологично передает их своим коллегам.

Допустив ошибку, я признает ее, берет на себя ответственность за нее и компенсирует ее.

Проходит регулярную супервизию, интервизию и личную терапию.

С супервизором, более опытным коллегой, разбирает свои ошибки, сомнения или головокружение от успехов.

Участвует в интервизии — в кругу равных коллег обсуждаем и разбираем сложности, с которыми мы сталкиваемся в работе.

Несет на личную терапию все то, что глубоко задевает его в общении с клиентом, чтобы его больное не выбивало его из профпозиции, то есть не включалось непроизвольно на сессии и не мешало терапевтическим отношениям.

Непрерывно повышает свою квалификацию, приобретает новые знания, читает статьи по психологии, расширяет свой практический опыт.

А еще лично для меня важное, но вряд ли обязательно условие — я получаю удовольствие от своей работы (если я перестаю получать удовольствие, значит, я выгораю, и мне нужно позаботиться о себе). Я не пытаюсь заработать на психологии. Я точно буду продолжать консультировать, даже если не смогу обеспечить себя тем, что мне платят клиенты. Я найду другие источники дохода, но буду продолжать хотя бы изредка консультировать, потому что это моё призвание и в этой работе я наиболее полно реализую смысл своей жизни.

Что такое «доверять клиенту»?

Психолог верит в то, что клиент — здоровый сильный взрослый человек и является самым лучшим экспертом в своей жизни.

Моя задача как психолога — помочь клиенту соединиться со своей силой, вычленить и пересобрать базовый механизм, мешающий свободной радостной жизни, заметить и начать использовать внешние ресурсы, открыть и интегрировать ресурсы, скрытые в нем самом.

Я восхищаюсь мужеством тех, кто пришел на психотерапию, преодолевая свои страхи, с решимостью снимать защиты и встречаться с собой, со своей болью и с реальностью. Восхищаюсь и дорожу доверием, которое мне оказывает человек своим обращением ко мне. Поэтому всё, что я делаю — стараюсь делать бережно и с любовью. Ведь там, где больно, нужна особенная бережность. Я знаю, что такое боль и стараюсь не причинять ее другим.

При этом я верю, что у клиента есть силы и возможности жить свою жизнь и справляться с жизненными сложностями и без меня. С моей помощью он, вероятно, может это сделать легче и быстрее.

Верю в то, что в психике клиента нет ничего лишнего, и что он сам лучше всего знает, что для него хорошо. Я не веду его к своему понимаю хорошего, а помогаю ему найти и прийти к тому, что он считает хорошим для себя.

Если наши ценности и мировоззрение не совпадают, я ищу причины, по которым иные ценности могут быть важны для моего клиента и продолжаю с уважением относиться к нему.

Как это «доверять процессу»?

Успешный процесс возможен, когда (и поскольку) клиент для меня, психолога — самый главный человек в моей жизни на время нашей сессии. И помочь ему — моя главная задача прямо сейчас и ничего важнее быть не может.

Я верю в то, что психотерапия работает и клиент в неё тоже верит. Хотя бы отчасти. Иначе бы не пришёл ко мне и не попросил о помощи. Даже если клиент перестаёт верить, я продолжаю верить. Я верю за него. И тогда его вера возвращается. Когда один человек принимает другого таким, какой он есть — со всеми его слабостями, болью, невыносимыми чувствами, тяжелым и страшным опытом — и верит в его силу, даже если тот сам не верит в себя, то вера и сила возвращаются. Никакого волшебства — живое настоящее сопереживание, человеческий контакт.

Всё, что происходит во время сессии и вообще во время терапии — это процесс терапии. Всё имеет смысл, всё важно для процесса и для движения клиента в сторону наполненной хорошим жизни.

Для каждого клиента есть свой психолог, который может ему помочь. Если это не я, значит, кто-то другой, но он точно есть и его можно найти. Потому что ПСИХОТЕРАПИЯ РАБОТАЕТ.

У этой записи пока нет комментариев.